Предыдущий разделБиблиотекаОглавлениеСледующий раздел

5.2.1 Предстартовое состояние при выступлении на соревнованиях

Любые эмоции, различные чувства и переживания, которые испытывает человек, имеют своей физиологической основой нервные процессы, протекающие в коре головного мозга, а также в подкорковых его отделах. Возникновение и развитие предстартового состояния, как правило, происходит по условнорефлекторным механизмам. Обстановка на соревнованиях - словесные команды, выход на огневой рубеж, подчеркнутая официальность, присутствие судей и зрителей - сильный раздражитель, вызывающий в сознании спортсмена соответствующие представления и мысли, а в организме - комплекс физиологических сдвигов. Когда предстартовое состояние характеризуется преобладанием возбудительного процесса над тормозным, наблюдается двигательное возбуждение, стрелок до начала стрельбы своей смены не может найти себе места: чрезмерное возбуждение, "стартовая лихорадка", явно ему мешает. Бывают и противоположные явления, когда преобладает процесс торможения: пониженное настроение; иногда полное безразличие, вялость в движениях, сонливость; такое состояние психологи называют "стартовой апатией".

Наиболее благоприятным предстартовым состоянием является "состояние боевой готовности", обусловленное оптимальным возбуждением центральной нервной системы и характеризующееся умеренными физиологическими сдвигами, хорошей слаженностью и чувством приятного подъема, воодушевления.

Сильное волнение во время предстартового состояния может сопровождаться резким учащением пульса, доходящего порой до 120 и более ударов в минуту. Из-за повышения кровяного давления и учащения пульса стрелок ощущает сильную пульсацию, которая значительно увеличивает ритмичное пульсирующее колебание оружия; дыхание становится частым и менее глубоким, спортсмену становится жарко, он потеет; волнение так сказывается на тонусе мышц и работе двигательного аппарата стрелка, что оружие начинает сильно колебаться; от сознания потери устойчивости изготовки еще больше усиливается волнение. В связи с нарушением взаимоотношений между возбудительным и тормозным процессами в центральной нервной системе координация, согласованность движений также нарушается, что оказывает психологическое влияние на стрелка, вызывая у него чувство нерешительности, страха, боязни за свой результат. Спортсмен чрезвычайно неуверенно нажимает на спусковой крючок, причем обычно невпопад, когда благоприятный момент для производства выстрела уже упущен и "ровная мушка" находится где-то в стороне от района прицеливания. Нерешительность и скованность в движениях приводят к тому, что стрелок теряет способность плавно нажимать на спусковой крючок; движение указательного пальца при нажатии становится порывистым, судорожным. Бывает и так, что во время стрельбы появляется обманчивое чувство, будто натяжение спуска неимоверно возросло, указательный палец перестает повиноваться. Волнение приводит к потере чувства времени, возникает боязнь нехватки времени на отстрел серии и т.д.

В связи с психологическими и физиологическими особенностями, присущими каждому человеку, предстартовое состояние у стрелков проявляется различно и по самим признакам, и по силе, и по интенсивности. Однако все спортсмены, независимо от спортивного стажа и волевых достоинств, на соревнованиях так или иначе волнуются. Конечно, чем больше стрелок тренирован, чем больше у него уверенности в себе, тем меньше он волнуется. Меньше волнуются и спортсмены, тренировавшиеся в обстановке, близкой к соревновательной, имеющие опыт частых выступлений на соревнованиях. В начале спортивного сезона на соревнованиях значительно сильнее волнуются также и ведущие, опытные стрелки, но они, по сравнению с малоопытными стрелками, не остаются пассивными к своим переживаниям, не отдаются им целиком, а упорно борются с волнением, заставляя себя хорошо стрелять. И если какой-нибудь спортсмен заявляет, что ему вовсе незнакомо волнение на соревнованиях, то либо он говорит неправду, либо ему совершенно безразличны интересы коллектива, спортивную честь которого он защищает; у него отсутствуют элементарные понятия о спортивном самолюбии, что позволяет проявить безразличие к такому сильному естественному возбудителю, какими являются соревнование и спортивная борьба.

Как же собственно говоря, бороться с отрицательными проявлениями предстартового состояния, с волнением, которое на соревнованиях резко снижает результаты молодых стрелков и является серьезной помехой для опытных мастеров?

История стрелкового спорта в прошлом знает немало стрелков, которые, выступая на соревнованиях и зная заранее, что будут сильно волноваться, возлагали основную надежду в борьбе с волнением на алкогольные напитки, к которым "для храбрости" прибегали перед самой зачетной стрельбой. Конечно, при сильном волнении, которое они испытывали во время соревнований и с которым фактически не вели борьбы, эти стрелки выбирали, по их мнению, из двух зол меньшее, стремясь алкоголем искусственно как-то "нормализовать" свое психическое состояние. Однако при дальнейшем развитии стрелкового спорта, при неуклонном росте спортивных результатов, требовавших от стрелка мобилизации всех сил, значительных волевых напряжений и, что называется, трезвой и серьезной работы на огневом рубеже, такие горе-спортсмены оказывались за бортом.

Стрелковый спорт периода 1936-1938 гг. знает и таких ведущих стрелков, которые во время подготовки к крупным соревнованиям, заведомо зная, что будут волноваться на них, старались приучить себя стрелять при волнении тем, что делали прыжки на месте, догоняли пульс до 110-120 ударов в минуту, а затем в таком состоянии начинали тренироваться в стрельбе. Однако подобный метод борьбы с волнением оказался тоже малоэффективным, поскольку волнение отражается на качестве стрельбы главным образом не из-за учащенного пульса, а потому, что нарушается общая координация движений стрелка из-за нарушения баланса в протекании нервных процессов, и стрелок испытывает такое состояние, которое невозможно имитировать в обычной обстановке никакими подпрыгиваниями.

История стрелкового спорта знает также случаи, когда некоторые довольно известные стрелки, подметив, что два раза подряд нельзя сильно волноваться, старались перед зачетной стрельбой умышленно взвинтить себя, заводя беспричинную ссору с кем-либо из участников соревнований или судьей. При этом, сильно переволновавшись, такой стрелок мог сравнительно спокойно проводить зачетную стрельбу, ибо из-за возбуждения до предела при ссоре его нервная система просто неспособна была еще раз, вторично в полной мере возбудиться при зачете. Однако и этот "метод" борьбы с волнением ни к чему хорошему не привел, так как стрелковая общественность дала должную оценку поведению таких спортсменов, которые кончили тем, что были дисквалифицированы за нарушение спортивной этики и правил поведения на соревнованиях.

Известны также попытки стрелков в борьбе с волнением нейтрализовать излишнее возбуждение умышленным недосыпанием перед зачетом, чтобы усилить процесс торможения и таким путем уравновесить протекание нервных процессов.

Однако в современных условиях, при очень высоком техническом уровне спортивных результатов, требующих от стрелка максимальной мобилизации всех сил при стрельбе, и этот метод неприемлем.

Естественно, возникает вопрос: существует ли вообще какой-нибудь способ борьбы с волнением? Может быть, хорошо стреляют в условиях соревнований только люди, наделенные от природы необычайным хладнокровием и железным характером?

Вовсе нет, и это видно хотя бы из следующего факта. Как известно, начиная с 1949-1950 гг. общий уровень спортивных результатов советских стрелков резко повысился и продолжает повышаться, несмотря на то что каждый раз кажется, что стрелковые рекорды уже достигли предела человеческих возможностей. А все это стало происходить именно с того времени, когда на соревнованиях было запрещено по ходу стрельбы скрывать от спортсмена его истинный результат.

До этого применялась система, когда и показчик, и корректор усиленно скрывали по ходу стрельбы от стрелка результат и считали это верхом искусства содействия стрелку в установлении рекорда.

Когда стрелок шел на рекорд и краем уха слышал о своей хорошей стрельбе, результат немедленно "разбавлялся" несколькими плохими пробоинами. Создавалось впечатление, будто внутри у стрелка имелся какой-то механизм, который немедленно срабатывал, как только он узнавал, что вот-вот превысит рекорд, и результат снижался. Вместе с тем каждый новый установленный рекорд содействовал общему, массовому поднятию результатов на следующую ступень, поскольку такой "механизм" в сознании стрелка начинал срабатывать, когда он пытался превысить уже новый барьер - вновь установленный рекорд. Поэтому-то показчики и корректоры очень старались скрыть от спортсмена его высокий результат и преподнести ему после стрельбы в виде приятного сюрприза сообщение об установлении нового рекорда. И вдруг - корректировка "втемную" была категорически запрещена; судьи потребовали точного сообщения стрелку каждой пробоины и немедленного обнародования каждой серии его выстрелов. Вот тут-то вместо снижения результатов начался их рост и стабилизация на высоком спортивном уровне.

Не прекратился рост результатов и после того, как в 1960 г. вообще была запрещена совместная работа стрелка и корректора. Если раньше стрелок еще мог пропускать мимо ушей сообщение корректора о достоинстве пробоины (к чему, собственно, и стремился корректор), сосредоточивая внимание на той части сообщения корректора, которая касалась именно технической стороны выполнения упражнения (совмещения СТП с центром мишени, благоприятных условий для производства очередного выстрела и т.п.), то теперь ему волей-неволей пришлось смотреть на свою мишень в зрительную трубу или на показку из блиндажа, то есть непосредственно сталкиваться с оценкой качественной стороны своей стрельбы.

Почему же произошел рост результатов? Потому что эти мероприятия с показкой и корректировкой "в открытую" заставили стрелков перевоспитывать себя, развивать в себе высокие волевые качества, приобретать умение подавлять волнение и, заведомо зная о своем высоком результате на данном выступлении, заставлять себя, несмотря ни на что, хорошо стрелять.

Рассуждая в чисто психологическом плане, можно сказать, что особенностью предстартового состояния, волнения на соревнованиях является то, что оно вызвано представлениями о соревнованиях, обстановкой на соревнованиях (официальностью, судьями, контролерами), мыслями о том, что можно плохо выступить и подвести команду и т.д. Следовательно, первопричиной волнения являются факторы психологического порядка, которые вызывают физиологические изменения в организме: учащенный пульс, нарушение координации движений и др. Поэтому в борьбе с волнением стрелку нужно заставлять себя изменять течение своих мыслей, уводить мысли от обстановки соревнований, усилием воли сосредоточивать все внимание на главном - производстве выстрела и не отвлекаться на то, что не связано с выполнением стрелкового упражнения.

Ну, а как быть тем спортсменам или в тех случаях, когда при всем желании и старании, как ни отвлекай свои мысли, как ни переключай их, не удается справиться с волнением и эмоциональное состояние на соревнованиях все же остается процессом плохо управляемым? Вот тут большую пользу спортсмену-стрелку может принести знание и владение приемами аутогенной тренировки.

Понятия об аутогенной тренировке. Аутогенная тренировка, как указывает О.А. Черникова и О.В. Дашкевич (О.А. Черникова, О.В. Дашкевич. Активная саморегуляция эмоциональных состояний спортсмена. ФиС, 1971), представляет собой систему сознательно применяемых человеком психологических приемов, которые помогают изменять тонус мышечной системы и протекание психологических процессов; при этом становится возможным оказывать преднамеренное влияние на определенные функции своего организма и психическое состояние (эмоциональное состояние, деятельность некоторых внутренних органов и т.д.).

Первоначальный метод аутогенной тренировки, разработанный немецким психиатром И. Шульцем (20-е годы), претерпел ряд изменений, далеко вышел за рамки лечебной практики и в настоящее время представляет собой различные варианты стройных методик, направленных на развитие способности спортсмена к самовнушению и таким образом к саморегуляции своего психического состояния. Что же лежит в основе самого принципа аутогенной тренировки?

Нам уже известно о двух основных отделах нашей нервной системы. Один из них - центральная нервная система - включает в себя головной и спинной мозг. Второй отдел - периферический - состоит из многочисленных нервов, своего рода проводящих нервных путей, по которым следуют центростремительные и центробежные двигательные нервные импульсы. Третьим же основным отделом является вегетативная нервная система, осуществляющая управление всеми внутренними органами, эндокринными железами и т.д. Она выполняет свои функции в известной степени самостоятельно: непосредственный волевой приказ, направленный к какому-нибудь внутреннему органу в обычном состоянии организма, не возымеет действия, так как вегетативная нервная система не подчиняется нашему сознательному управлению, как некоторые процессы, непосредственно регулируемые головным мозгом.

Если спортсмен в результате соответствующей тренировки выработает умение в той или иной мере сознательно, по своей воле, управлять деятельностью вегетативной нервной системы, то тем самым он сможет целенаправленно изменять свое самочувствие, эмоциональное состояние, в большей степени зависящее от функционирования в данный момент внутренних органов и эндокринного аппарата.

Эту задачу и призвана решать аутогенная тренировка, психофизиологический механизм которой основан на использовании не прямого, а косвенных, обходных, путей, влияющих на непроизвольные функции организма.

О.А. Черникова и О.В. Дашкевич указывают на существование следующих четырех путей (текст приводится в сокращенном виде).

"Первый путь: ...кроме прямых нервных связей, идущих от мозга к мышце и несущих импульс рефлекторного ответного действия, имеются обратные связи с корой головного мозга и подкорковыми нервными центрами, ведающими деятельностью не только скелетной мускулатуры, но и внутренних органов - сердца, желез внутренней секреции, внешней секреции и др... Состояние скелетной мускулатуры, а также характер дыхания, благодаря обратным нервным связям, сказывается на активности нервных центров, а это, в свою очередь, влияет на деятельность самих внутренних органов. ...Произвольно меняя степень напряжения скелетных мышц (например, расслабляя мышцы ног и рук), изменяя частоту и глубину дыхания, можно повлиять на деятельность центральной нервной системы и на те ее функции, которые связаны с работой внутренних органов, а следовательно, и на механизм эмоций.

Выполняя специально подобранные упражнения на расслабление и напряжение, а также дыхательные упражнения, можно воздействовать на все другие компоненты эмоциональных реакций, а также и характер эмоциональных переживаний.

Второй путь - в преднамеренном, целенаправленном использовании слова - второсигнальных раздражителей, активизирующих или подавляющих те или иные функции организма и психические (субъективные) состояния. ...Для того чтобы словесный сигнал "самоприказ" оказал эффективное воздействие, необходимо, чтобы слово было облечено в особую форму, способную вызвать определенное представление, носило образный, конкретный характер. ...Слова, обозначающие конкретные явления, вызывают... наиболее отчетливые изменения функций организма, когда эти представления имеют эмоциональную окраску (приятны или неприятны), вызывают удовольствие или неудовольствие и другие эмоции... Преднамеренно вызывая в своем воображении те или иные представления, можно произвольно вызвать (а в некоторых случаях - изменить или подавить) то или иное эмоциональное состояние...

Третий путь - ...использование способностей внимания. ...Когда человек сосредоточивает внимание на одном предмете, старается вызвать нужное представление, он отвлекается от других мыслей и образов. Умение отвлечься от посторонних представлений или мыслей и сосредоточиться на нужном в данный момент объекте способствует целенаправленному изменению эмоциональных состояний.

Четвертый путь: ...степень действенности слова и его влияние на непроизвольные процессы повышается, когда кора головного мозга несколько заторможена и человек находится в полудремотном состоянии. ...В состоянии торможения нервные клетки реагируют "парадоксально": сильную реакцию вызывает слабый раздражитель, на сильный же раздражитель реакция минимальна или вовсе отсутствует. Таким образом, в состоянии торможения нервных клеток мозга устраняются многие помехи, которые в условиях бодрствования затрудняют способность произвольно, посредством слова, вызывать определенные яркие представления. В дремотном состоянии, т.е. при заторможенном состоянии нервных клеток мозга, вызванное словесным раздражителем возбуждение легко проторяет себе путь от коры головного мозга к подкорковым его отделам, связанным с деятельностью внутренних органов.

Тормозное состояние коры мозга может быть вызвано преднамеренно, путем расслабления мышц тела, сосредоточения внимания на этом расслаблении, на регуляции дыхания, ...на состоянии покоя и отдыха".

Таков механизм действия - использование путей влияния на непроизвольные функции организма, на котором базируются, с определенными отличиями между собой, различные методики аутогенной тренировки, применяющиеся в спортивной практике.

Приемы саморегуляции психических состояний спортсмена основаны на применении заранее разработанных и целенаправленно запрограммированных словесных формулировках, значение и содержание которых связано с поставленными задачами перед спортсменом.

В качестве примера ниже приводится комплекс словесных формул для снятия неблагоприятных эмоциональных состояний перед стартом и успокоения при излишнем нервном возбуждении.

Комплекс формул успокаивающей части психорегулирующей тренировки (ПРТ) с различными вариантами ее завершения (по А.В. Алексееву).

     1. Я успокаиваюсь.

     2. И сосредоточиваюсь на своем лице.

     3. Мое лицо спокойно.

     4. Все мое тело спокойно.

     5. Весь мой организм спокоен.

     6. Мое (пассивное) внимание (полностью) сосредоточено на моем (спокойном) лице.

     7. Оно спокойно и неподвижно.

     8. Мое внимание переходит на мои руки.

     9. Мои руки начинают расслабляться и теплеть.

     10. Мои пальцы и кисти расслабляются и теплеют.

     11. Мои предплечья и локти расслабляются и теплеют.

     12. Мои плечи и лопатки расслабляются и теплеют.

     13. Обе мои руки полностью расслабленные и теплые.

     14. Мое (пассивное) внимание (полностью) сосредоточено на моих (теплых) пальцах.

     15. Мое внимание переходит на мое лицо.

     16. Оно спокойно и неподвижно.

     17. Все мое тело спокойно и неподвижно.

     18. Мое внимание переходит на мои ноги.

     19. Мои ноги начинают расслабляться и теплеть.

     20. Мои подошвы и голеностопы расслабляются и теплеют.

     21. Мои голени и колени расслабляются и теплеют.

     22. Мои бедра и таз расслаблются и теплеют.

     23. Все мои ноги полностью расслабленные и теплые.

     24. Мое (пассивное) внимание (полностью) сосредоточено на моих (теплых) голеностопах.

     25. Мое внимание переходит на мое лицо.

     26. Оно спокойно и неподвижно.

     27. Все мое тело спокойно и неподвижно.

     28. Мое внимание переходит на мое туловище.

     29. Оно полностью расслабленное и теплое.

     30. Мое внимание останавливается на моей груди.

     31. Мое дыхание спокойное, легкое.

     32. Мое пассивное внимание сосредоточено на моем сердце.

     33. Мое сердце бьется спокойно, ровно, замедленно.

     34. Оно отдыхает.

     35. Мое внимание переходит на мое лицо.

     36. Оно спокойно и неподвижно.

     37. Все мое тело абсолютно спокойно и неподвижно.

     38. Весь мой организм отдыхает.

После этой формулы можно использовать следующие завершающие варианты:

I вариант (обычное завершение)

     39. Я отдыхаю.

     40. Я отдохнул и успокоился или - я отдохнул, успокоился и набрался сил.

II вариант (усыпляющее завершение)

     39. Появляется сонливость.

     40. Она усиливается.

     41. Становится все глубже и глубже...

     42. Тяжелеют веки.

     43. Наступает сон.

III вариант (активизирующее завершение)

     39. ... и набирается сил.

     40. Уходит чувство тяжести и расслабленности из моих рук, из моих ног, из всего моего тела.

     41. Все мышцы мои становятся легкими и упругими.

     42. Мое внимание на моем лице.

     43. Мышцы моего лица подвижные и легкие....

     44. Сонливость рассеялась...

     45. Я все бодрее и бодрее...

     46. Дышу глубоко.

     47. Моя голова отдохнувшая, ясная.

     48. Мое самочувствие хорошее, бодрое.

     49. Я полон энергии.

     50. Я готов действовать!

     51. Встать!!

Аутогенная тренировка обычно проводится в положении лежа или сидя (последнее, надо полагать, более приемлемо для стрелка). Сидеть нужно в удобной, спокойной позе, так называемой "позе кучера на дрожках". Заслуживает внимания то, что продолжительность занятий саморегуляцией психических состояний, применяемых незадолго до начала соревнований, сокращается до 5-10 минут; это легковыполнимо в стрелковом спорте - такие сеансы можно проводить даже на линии огня перед началом стрельбы - сесть, расслабив мышцы и сосредоточив внимание на содержании и мысленно проговариваемых словесных формулах.

Приведенный здесь материал по аутогенной тренировке изложен весьма кратко, лишь с целью ознакомления с сутью этого метода тренировки, а также его популяризации среди спортсменов-стрелков - как весьма действенного средства в борьбе с неблагоприятным эмоциональным состоянием при выступлении на соревнованиях.

Овладеть этими приемами не так просто, как может показаться на первый взгляд. Кроме того, неправильное освоение аутогенной тренировки, этого "сильнодействующего средства", может вместо пользы привести к нежелательным результатам.

Поэтому для успешного овладения приемами аутогенной тренировки необходимо ознакомиться со специальными работами, посвященными этому вопросу, и начинать занятия только под руководством врача, психолога или опытного тренера.


Предыдущий разделБиблиотекаОглавлениеСледующий раздел

© 2010-2017 Algid.net. Все права защищены. Разработка: Дмитрий Ковалев.