Предыдущий разделБиблиотекаОглавлениеСледующий раздел

3.4.4 Некоторые сведения о физиологических и психологических особенностях управления спуском

Производство прицельного выстрела - очень сложный процесс, требующий от стрелка сложной зрительно-двигательной согласованности действий. Большое количество разнообразнейших раздражений, воспринимаемых прежде всего рецепторами глаза, мышц и вестибулярного аппарата, проводится по многим центростремительным путям в центральную нервную систему, в конечном итоге в ее высшей отдел - кору головного мозга, откуда затем следуют соответствующие импульсы - команды. Команды поступают к различным мышцам, совершающим то или иное действие, необходимое, например, для удерживания вытянутой вперед руки с пистолетом; соответствующего движения руки при сигнале о том, что линия прицеливания нарушена; удерживания тела в положении стоя; задержки дыхания во время обработки выстрела; приведения в движение указательного пальца в наиболее благоприятный момент для производства выстрела и т.д. (рис. 243). Все эти действия находят свое проявление в различных непроизвольных и произвольных движениях. К числу произвольных относятся и движения указательного пальца при нажатии на спусковой крючок. На особенностях осуществления произвольных движений мы остановимся подробнее.


Принципиальная схема протекания нервных процессов во время производства выстрела
Рис. 243 - Принципиальная схема протекания нервных процессов во время производства выстрела

Всевозможные действия, в том числе и движения, которыми организм отвечает на какой-нибудь раздражитель, называются реакцией. Мы уже говорили, что все действия, совершаемые человеком, протекают по типу рефлексов. Великий русский физиолог И.П. Павлов разделил все рефлексы на безусловные и условные.

Безусловные рефлексы - это врожденные, передаваемые по наследству реакции организма на определенные раздражители внешней или внутренней среды. Всякое живое существо располагает определенным фондом врожденных реакций, которые сразу же обеспечивают ему определенную взаимосвязь с окружающей средой. Следовательно, безусловные рефлексы не требуют специальной выработки и проявляются всегда при определенных условиях; они отличаются значительным постоянством. Тем не менее в некоторых ситуациях они могут изменяться под влиянием коры больших полушарий головного мозга.

К числу безусловных относятся, например, оборонительные и ориентировочные рефлексы - двигательные реакции, лежащие в основе различных непроизвольных движений. Нервные пути безусловных рефлексов, в том числе и непроизвольных движений, проходят в подкорковых отделах центральной нервной системы; вместе с тем благодаря системе вставочных нейронов они связаны и с корой больших полушарий.

Условные рефлексы - это временные реакции, вырабатываемые в процессе накопления индивидуального опыта человека на протяжении его жизни. С первых дней своей жизни человек сталкивается с окружающим миром. Чтобы жить, он должен приспосабливаться к непрерывно изменяющимся условиям окружающей среды. Эта связь организма с окружающей средой осуществляется отчасти с помощью простых, безусловных рефлексов, а главным образом путем создания новых, условных рефлексов, причем возможность и разнообразие их образования бесконечно велики. Условные рефлексы осуществляются при обязательном участи коры больших полушарий головного мозга.

Разнообразнейшие произвольные движения, то есть движения, подчиняющиеся нашей воле, по своей физиологической природе являются двигательными условными рефлексами. Сущность овладения каждым новым произвольным движением, как и выполнение уже известного, заключается в образовании новых и использовании ранее созданных связей между нервными центрами в коре больших полушарий. Поэтому точность и своевременность осуществления произвольного движения в значительной степени зависят от скорости протекания нервных процессов во взаимодействующих между собой нервных центрах коры больших полушарий.

Прицеливание и нажатие на спусковой крючок требуют большой подвижности нервных процессов, в противном случае ответные действия стрелка на зрительные восприятия - сигналы будут запаздывать и потеряют свою целесообразность, так как выстрел будет произведен не вовремя, а следовательно, и неточно. Вместе с тем нажатие указательного пальца на спусковой крючок должно быть произведено не только своевременно, но и представлять собой такое изолированное и точное движение, при котором оружие не сместится, в противном случае выстрел также будет неточным. Вполне естественно, что согласованность движений и быстрота реакции организма стрелка на какой-нибудь раздражитель-сигнал приобретает первостепенное значение.

Несмотря на то что ответная реакция организма на раздражение может быть относительно быстрой, все же от начала действия раздражителя-сигнала до начала ответного движения проходит определенное время. Так, когда при скоростной стрельбе из пистолета по силуэтам стрелок начинает быстро поднимать руку, чтобы произвести первый выстрел, в ответ на сигнал - зрительное восприятие появившихся мишеней (силуэтов) проходит примерно 0,18-0,25 сек. Это время реакции стрелка обусловливается тем, что изображение появившихся мишеней, образовавшееся на сетчатке глаза, передается (в форме нервных импульсов) по зрительному нерву до соответствующего центра в коре и должно быть осознанным. Проходит какое-то мгновение, пока сформируется решение о подъеме руки. Затем требуется время, чтобы соответствующий "приказ" мозга по центробежным нервам дошел до мышцы руки, которые и должны выполнять работу - подъем руки.

Всегда ли у стрелка реакция протекает одинаково и с неизменной быстротой? Нет, и вот почему. Кроме процесса возбуждения, составляющего одну из сторон сложной нервной деятельности, в центральной нервной системе, как мы уже говорили, существует еще процесс торможения. Учеными доказано, что торможение возникает в нервных центрах как процесс, сопутствующий возбуждению. Это особое активное состояние нервных центров, при котором они не посылают нервные импульсы или не пропускают их через себя.

Процессы возбуждения и торможения в нервных центрах обладают определенной подвижностью в смене одного другим, так как мгновенной смены возбуждения торможением в нервных клетках быть не может. Одной из причин этого является то, что в отличие от нервного волокна, в котором возбуждение затухает сразу же, в нервных центрах возбуждение некоторое время продолжается и после прекращения действия раздражителя. В результате этой инертности и ряда других особенностей проведения возбуждения через нервные центры существует скрытый период реакции - время, необходимое для смены процесса возбуждения торможением. Вместе с тем этот скрытый период в смене нервных процессов вовсе не является величиной постоянной, раз и навсегда присущей данному организму: подвижность процессов возбуждения и торможения обладает большой изменчивостью, подчиняясь определенным закономерностям.

Чтобы разобраться в тех сложных явлениях, которые происходят в центральной нервной системе при овладении стрелком определенными двигательными навыками, необходимыми для выполнения согласованных действий при производстве выстрела, обратимся к учению И.П. Павлова о высшей нервной деятельности.

В начале обучения и тренировки, когда стрелок стремится достичь наибольшей неподвижности оружия и правильно нажимать на спусковой крючок, многочисленные сигналы, поступающие в кору головного мозга, вызывают усиленное возбуждение его двигательных центров. В этот период тренировки процессы возбуждения преобладают над процессами торможения и распространяются в коре головного мозга, охватывая значительные его участки. Процесс возбуждения, вызванный раздражителями в одном месте двигательного участка коры головного мозга, распространяется по значительной ее области. В результате в работу вовлекаются мышечные группы, которые не должны принимать непосредственного участия в выполнении данного движения. Явление, характеризующееся наличием в коре головного мозга такого распространенного возбуждения, получило название иррадиации (рис. 244, б). Это, собственно, и является предпосылкой к тому, что многие, особенно начинающие, спортсмены при стрельбе из винтовки стоя или при стрельбе из пистолета, вместо того чтобы нажимать на спусковой крючок только движением указательного пальца, включают в работу многие группы скелетных мышц, что сбивает наводку оружия в самый ответственный момент производства выстрела.


Принципиальная схема взаимодействия нервных процессов в центральной нервной системе при различной степени тренированности стрелка
Рис. 244 - Принципиальная схема взаимодействия нервных процессов в центральной нервной системе при различной степени тренированности стрелка:
а - схема распространения возбуждения и торможения во время прицеливания, когда "ровная мушка" не совмещена "с яблоком" мишени; б - схема иррадиированного (распространенного) возбуждения двигательной области коры больших полушарий, характерного для нетренированного стрелка.

Во взаимоотношениях процессов возбуждения и торможения существует еще одна особенность. Дело в том, что при определенных условиях в центральной нервной системе возникают сильные, господствующие очаги возбуждения. Они обладают способностью усиливать свое возбуждение за счет импульсов, поступающих к другим нервным центрам, и в то же время тормозить деятельность тех нервных центров, которым предназначались эти "перехваченные" импульсы.

Временно господствующий очаг возбуждения называется доминантой. Подобные доминанты, естественно, возникают и при обработке выстрела (временно господствующие очаги возбуждения, связанные, например, с деятельностью двигательных центров по обеспечению наиболее неподвижного удержания вытянутой руки с пистолетом, с движением пальца при нажатии на спусковой крючок и др.). При недостаточной тренированности доминирующие двигательные нервные центры стрелка еще не могут параллельно друг другу "командовать" соответствующими группами мышц (или не может происходить переключение от одной доминанты на другую).

Когда стрелок сосредоточивает все внимание, все усилия на достижении максимальной неподвижности изготовки, соответствующие двигательные центры мозга приходят в возбужденное состояние, в результате чего следует поток двигательных импульсов к мышцам, обеспечивающим устойчивость изготовки. В то же время другие двигательные нервные центры, в том числе и ведающие движением указательного пальца, оказываются в чрезмерно заторможенном состоянии; из него их не могут вывести те, еще слабые, волевые усилия, которые пытается приложить стрелок, так как внимание его и воля все еще сосредоточены на выполнении действия - сохранения максимальной неподвижности изготовки (рис. 245, а).


Принципиальная схема взаимодействия нервных процессов в центральной нервной системе при различной степени тренированности стрелка
Рис. 245 - Принципиальная схема взаимодействия нервных процессов в центральной нервной системе при различной степени тренированности стрелка:
а - схема взаимодействия процессов возбуждения и торможения, характерного для недостаточно тренированного стрелка, когда переключение от одной доминанты на другую не происходит с достаточной быстротой; б - схема концентрированного возбуждения двигательной области коры больших полушарий, характерного для тренированного стрелка.

Такой период характеризуется тем, что стрелок, несвоевременно, с опозданием и невпопад завершает нажатие на спусковой крючок. Если же спортсмен при таком уровне тренированности своей центральной нервной системы пытается чрезмерно злоупотреблять волевыми усилиями, направленными на своевременное включение в работу указательного пальца, то обычно это приводит к нарушению устойчивости оружия, так как приведение в возбужденное состояние ранее глубоко заторможенных нервных клеток двигательного центра, ведающего движением пальца, сопровождается заторможенностью нервных клеток других двигательных центров мозга, ведающих работой группы мышц, обеспечивающих неподвижность изготовки. А это влечет за собой нарушение устойчивости изготовки в момент работы пальца при нажатии на спусковой крючок.

В последующем при систематической тренировке у стрелка продолжается дальнейшее совершенствование во взаимодействии между процессами возбуждения и торможения, постепенно вырабатываются необходимые для производства выстрела навыки. По мере овладения тем или иным движением в его выполнении участвует все меньшее количество мышц по сравнению с тем, которое включалось в работу в начале разучивания его (рис. 245, б). Вместе с тем происходит и автоматизация движений.

Автоматизация движений состоит в том, что в результате неоднократно и в определенном порядке повторяющихся раздражений, поступающих в кору головного мозга, в ней между отдельными центрами образуется прочная система связей и определенное взаимодействие между процессами возбуждения и торможения, что получило название динамического стереотипа (И.П. Павлов). Выражением динамического стереотипа является слаженная, последовательная, более или менее однотипная деятельность нервных центров коры головного мозга. Поэтому всякое хорошо известное человеку и разученное движение является стереотипным. Прочные и совершенные условнорефлекторные связи, лежащие в основе динамического стереотипа, обусловливают слаженное и экономичное выполнение заученных движений, и при этом, что особенно важно, не требуют усиленного контроля со стороны сознания.

Так, после соответствующей тренировки и приобретения совершенного навыка, то есть образования прочно закрепленных условнорефлекторных связей в коре головного мозга, стрелок во время скоростной стрельбы из винтовки производит перезарядку совершенно не задумываясь над каждым в отдельности движением, то есть выполняя комплекс этих повторяющихся движений не сосредоточивая на них внимание, автоматизированно, в сложившемся стереотипном порядке.

Таким образом, при выполнении согласованного действия прицеливания и своевременного нажатия на спусковой крючок стрелок должен стремиться в результате тренировки достичь того, чтобы в центральной нервной системе образовались такие прочные условнорефлекторные связи, при которых движение указательного пальца при нажатии на спусковой крючок приобрело характер автоматизированных стереотипных движений и эти действия не требовали усиленного контроля со стороны сознания, высвобождая его для осуществления контроля за выполнением других действий во время стрельбы (следить за порывами ветра, продолжительностью обработки выстрела и т.п.). И действительно, стрелок в хорошей спортивной форме, когда у него хорошо идет стрельба, при обработке выстрела не задумывается над тем, нажимать ему на спусковой крючок или нет. Как только колебания оружия уменьшаются и наступает наиболее благоприятный момент для производства выстрела, палец как бы сам нажимает на спусковой крючок, причем, как правило, производит такую работу своевременно. Вот к такому состоянию тренированности своей нервной системы и должен стремиться стрелок.

Однако следует иметь в виду, что любой выработанный и установившийся стереотип условнорефлекторных связей, обеспечивающий выполнение тех или иных автоматизированных движений, со временем при определенных условиях может претерпевать существенные изменения, о чем будет сказано ниже.

Вернемся теперь вновь к вопросу, касающемуся скорости протекания реакции на какой-либо раздражитель. Нужно сказать, что даже у тех тренированных стрелков, которые в результате длительных тренировок добились упрочения соответствующих навыков в управлении спуском, при определенных обстоятельствах нарушается уравновешенность в протекании процессов возбуждения и торможения, что, естественно, отражается на согласованности движений и быстроте реакции. При переходе от длительного покоя, например, к действию организм не сразу втягивается в работу; если спортсмен после сна без разминки пойдет сразу стрелять, его результаты будут, как правило, заниженными, поскольку во взаимодействии между процессами возбуждения и торможения будет преобладать процесс торможения (как следствие сна), отчего реакция окажется замедленной, а движения - недостаточно своевременными и точными.

Кроме того, на быстроту реакции и согласованность движений стрелка большое влияние оказывают: продолжительность перерыва между тренировками, предварительная разминка перед каждой стрельбой, настроение стрелка, его эмоциональное состояние, в особенности в обстановке соревнований, и т.п. Подобного рода изменения во взаимодействии процессов возбуждения и торможения являются нарушениями временного порядка и не особенно страшны для стрелка; стоит провести соответствующую тренировку или определенную разминку перед стрельбой, успокоиться, как баланс в протекании нервных процессов восстанавливается и появляется прежняя согласованность движений.

Однако часто даже опытный стрелок сталкивается с более неприятными случаями замедления реакций, причем это подчас наблюдается в течение довольно продолжительного срока; спортсмен никак не может с прежней легкостью, непринужденностью выполнять согласованное действие - прицеливание и своевременное нажатие на спусковой крючок.

Для уяснения причин подобных явлений ознакомимся с результатами одного эксперимента, в котором приняла участие группа ленинградских стрелков. Эксперимент ставил задачу определить быстроту реакции стрелка на световой раздражитель - сигнал.

I этап. При неожиданном освещении экрана стрелок должен был немедленно нажать на кнопку. Отрезок времени между вспышкой лампочки за экраном и нажатием на кнопку и выражал собой быстроту реакции стрелка на этот сигнал-раздражитель. Оказалось, что после трех-четырех пробных замеров у стрелка без труда вырабатывается автоматизированное движение пальца в ответ на сигнал - освещение экрана. Эта простейшая реакция занимала 0,16-0,17 сек.

II этап. За экраном зажигались лампочки различного цвета - зеленого и красного, причем стрелка предупреждали, что он должен нажимать на кнопку только при вспышке лампочки определенного цвета. Так как эти лампочки вспыхивали в различной очередности, то стрелок не знал, когда вспыхнет лампочка именно того цвета, на который он должен реагировать. Эта, уже сложная реакция, протекала 0,28-0,30 сек. Потеря времени, как мы видим, происходила потому, что стрелку нужно было осознать, какого цвета зажглась лампочка, и, принять решение, нажать или не нажать кнопку.

III этап. Стрелка предупреждали о том, что нельзя допускать ошибки при нажатии кнопки в ответ на вспышку лампочки заданного цвета. Это требовало усиления внимания за своими действиями. Оказалось, что время между вспышкой лампочки и нажатием на кнопку стало исчисляться 0,35-0,40 сек.

На этих примерах видно, что потеря времени, сказывающаяся на общем увеличении продолжительности двигательной реакции стрелка, происходит из-за дополнительного включения в действие каких-то новых нервных центров коры больших полушарий, до этого не функционировавших (см. рис. 246).


Сугубо условная схема протекания двигательных реакций различной сложности при завершении нажатия на спусковой крючок
Рис. 246 - Сугубо условная схема протекания двигательных реакций различной сложности при завершении нажатия на спусковой крючок:
б - реакция в условиях, когда спортсмен находится в хорошей спортивной форме и уверенно стреляет (распределенная форма внимания за выполнением действий); в - реакция в условиях психологического затруднения, боязни произвести плохой выстрел (чрезмерно усиленное внимание и контроль за выполнением данного действия).

Часто у опытного стрелка наступает такая полоса в его спортивной деятельности, когда со стрельбой у него не ладится; при хорошей изготовке для стрельбы и улучшившейся устойчивости оружия после тренировок к концу сезона вместо роста результатов обнаруживается ухудшение их. Это главным образом происходит вследствие нарушения согласованности в выполнении действий прицеливания и нажатия на спусковой крючок.

Многим стрелкам, например, известно очень неприятное состояние, наблюдающееся при стрельбе, когда при достаточно устойчивой изготовке оружие на довольно продолжительное время (конечно, относительно) останавливается, а указательный палец не выполняет работы по нажатию на спуск. Вот и получается, что "оружие стоит, а палец не жмет", а затем, когда оружие начинает вновь отклоняться от цели в сторону, стрелок, даже сознавая в эти десятые доли секунды, что благоприятный момент для производства выстрела уже упущен, все равно с опозданием нажимает на спусковой крючок. Отсюда и пошли стрелковые изречения: "стрелок, дергай вовремя" и "стрелок, воздержись от плохого выстрела".

В большинстве случаев наступлению такого состояния предшествует большой, но преждевременный или случайный спортивный успех молодого стрелка на соревнованиях, когда он начинает считать, что от него ждут и в дальнейшем таких же высоких результатов. Этому может предшествовать и, наоборот, серьезная спортивная неудача, когда стрелок сильно деморализован крупным провалом на ответственных стрельбах. Это может также произойти со стрелком в результате сильного волнения, когда он при всем старании не смог взять себя в руки и почувствовал свою полнейшую беспомощность, что породило чувство неуверенности в себе. То же бывает и когда стрелок чрезмерно обременен ответственностью за исход борьбы, и когда частые зачетные тренировки его измотали, он не может заставить себя "тянуть" на результат, следствием чего явилась из рук вон плохая стрельба, получившая к тому же широкую огласку и привлекшая внимание широкого круга лиц. После таких неудач стрелок выходит на огневой рубеж с мыслью, что плохая стрельба может повториться. Приходят вместе с этой и другие мысли, например о том, что "мишень маленькая, а расстояние до нее большое"; начинаются размышления о том, что при стрельбе стоя из винтовки и при стрельбе из пистолета приходится иметь дело со многими неопределенными вещами - оружие колеблется, при наводке оно может остановиться и на несколько секунд, и на какие-то доли секунды, где тут, мол, угадать, когда выбрать момент для завершения нажатия на спусковой крючок, чтобы произвести хороший выстрел. Вследствие таких мыслей, одолевающих стрелка до и во время стрельбы, происходит чрезмерное усиление контроля со стороны сознания за действиями при нажатии на спусковой крючок. При этом нарушается ранее выработанный автоматизированный характер выполнения согласованного движения, так как в ранее сложившиеся между определенными нервными центрами условнорефлекторные связи вплетаются новые, более высшие центры сознания (рис. 246). Все это усложняет рефлекторную динамику и удлиняет время реакции. И если стрелок с подобным психологическим настроем будет выходить на огневой рубеж не один, а несколько раз, то прежние и вновь подключенные нервные центры коры при своем взаимодействии образуют новую условнорефлекторную связь, отчего стрелок на довольно длительный период времени лишается возможности показывать прежние спортивные результаты. В таких случаях при хорошей устойчивости оружия стрелок будет упускать один за другим благоприятные моменты для производства выстрела, так как мысленное решение о том, что "сейчас нужно нажать на спусковой крючок", будет выполняться с опозданием и нажатие на спусковой крючок производиться невпопад.

Из всего сказанного видно, что трудности, возникающие перед стрелком в выполнении согласованного действия - прицеливания и нажатия на спусковой крючок, - обусловливаются главным образом тем, что двигательная реакция при определенных обстоятельствах оказывается "запаздывающей" - либо в связи с нарушением оптимального взаимодействия процессов возбуждения и торможения в коре больших полушарий, либо в результате чрезмерного усиления контроля с ее (коры) стороны за движениями, которые от этого перестают носить слаженный, автоматизированный характер.

Однако есть и другого рода трудности, с которыми сталкивается стрелок при нажатии на спусковой крючок и при производстве выстрела. Они происходят оттого, что сам выстрел сопровождается сильным звуковым эффектом и отдачей оружия. Кроме того, они связаны с изменениями, происходящими в протекании рефлекторных реакций в организме спортсмена. Во-первых, стрелку приходится изменять протекание некоторых безусловных рефлексов; во-вторых, в процессе освоения и разучивания новых движений, физиологической основой чего является образование новых условнорефлекторных связей, спортсмен все время должен контролировать себя, чтобы не допустить образования и закрепления в числе новых тех условнорефлекторных связей, тех нежелательных навыков, которые могут в дальнейшем оказывать вредное влияние на качество стрельбы.

Каждому известно, что на неожиданный резкий звук - выстрел, окрик - человек реагирует непроизвольным резким вздрагиванием, что является безусловным ориентировочным рефлексом на звуковой раздражитель. Естественно, если стрелок будет так реагировать на свой выстрел или на выстрел соседа по огневому рубежу, то меткой стрельбы не получится. Поэтому стрелок и должен приучить себя оставаться безучастным к такому внешнему раздражителю, как выстрел, и таким образом подавлять свой врожденный безусловный рефлекс.

Если резко замахнуться чем-нибудь на человека или, скажем, хлопнуть в ладоши перед самым его лицом, неожиданно выстрелить, человек непроизвольно бессознательно закроет глаза, моргнет. Такая реакция есть проявление врожденного оборонительного безусловного рефлекса. Однако, несмотря на это, стрельба требует, чтобы во время прицеливания и выстрела (своего или чужого - по соседству) человек оставлял глаза открытыми, иначе прицеливание будет неточным; кроме того, он не сможет производить отметку выстрела, то есть фиксирование взаиморасположения "ровной мушки" и нижнего обреза "яблока" мишени в момент выстрела. Следовательно, стрелок должен научиться подавлять и этот безусловный оборонительный рефлекс.

На всякое действие, вызывающее болевые ощущения, человек отвечает непроизвольным резким движением, сопровождающимся сокращением мышечных групп, что также будет проявлением безусловного оборонительного рефлекса. Теперь представим себе, что на огневой рубеж вышел стрелок-новичок, никогда до этого не стрелявший. Если ему дать учебные патроны, он спокойно будет ими заряжать винтовку, прицеливаться и нажимать на спусковой крючок. Но как только он произведет один-два выстрела боевым патроном и ощутит удар в плечо от отдачи винтовки, он поведет себя в дальнейшем иначе; зная, что выстрел сопровождается ударом в плечо, стрелок вместе с нажатием на спусковой крючок будет непроизвольно напрягать мышцы и подавать плечо вперед, чтобы противодействовать ожидаемому удару. Таким образом, у этого стрелка на базе безусловного рефлекса уже появился условный рефлекс на ожидаемый удар.

Достижение максимальной неподвижности изготовки, устойчивости оружия при производстве выстрела требует усиленной статической работы мышечного аппарата, а следовательно, и усиленного функционирования соответствующих нервных центров. После выстрела, естественно, степень напряжения мышц понижается, так как и для мышечной ткани и для нервных клеток нужен отдых. Постепенно в сознании стрелка происходит некоторое отождествление выстрела с отдыхом, отчего вырабатывается условный рефлекс на выстрел как сигнал к отдыху. При этом нередко у стрелков бывает и так, что сигналом к отдыху служит не сам выстрел, а то волевое усилие, которое прилагает спортсмен, чтобы привести в движение указательный палец для нажития на спусковой крючок (Ванштейн, 1958). В связи с этим расслабление мышечных групп, а значит, и потеря устойчивости оружия может произойти на мгновение раньше выстрела или в момент его. Следовательно, у стрелка при таких обстоятельствах выработался очередной нежелательный для стрельбы условный рефлекс, при котором движение указательного пальца при нажатии на спусковой крючок служит сигналом для расслабления других мышц, обеспечивающих неподвижность изготовки. И если своевременно не принять меры, то такой условный рефлекс закрепится, превратившись во вредный навык. Подобных примеров можно привести множество.

Как мы видим, процесс согласованного действия - своевременного нажатия на спусковой крючок и правильного прицеливания в условиях выстрела, - сопровождающегося к тому же отдачей оружия и звуковым эффектом, предъявляет очень высокие требования к нервной системе человека. Необходимость достигнуть соответствующего взаимодействия в протекании процессов возбуждения и торможения в центральной нервной системе, выработать и сохранить автоматизацию движений, подавить проявление некоторых врожденных, безусловных рефлексов, наконец, необходимость предупредить выработку вредных для стрельбы новых условных рефлексов создает очень большие трудности, которые стрелку не так просто преодолеть. Эти трудности и приводят к возникновению грубейших ошибок и приобретению вредных навыков при управлении спуском, в высшей степени отрицательно сказывающихся на меткости стрельбы.


Предыдущий разделБиблиотекаОглавлениеСледующий раздел

© 2010-2017 Algid.net. Все права защищены. Разработка: Дмитрий Ковалев.